Гористые побережья.

На гористых побережьях роль направляющих потоков влаги могут играть морские заливы и проливы — Крестовая губа и Маточкин Шар на Новой Земле, бухта Анастасьи на побережье Корякского нагорья.
Уже при подходе к крупным горным системам воздушные влагоне- сущие потоки разделяются на струи увалами предгорий. Такова роль хр. Каратау и Чу-Илийских гор, примыкающих под косым углом к северному передовому склону Тянь-Шаня. Максимумы степени оледенения и аккумуляции располагаются в стороне от этих отрогов. В местах же примыкания отрогов оба показателя оледенения уменьшаются.

На гористых побережьях роль направляющих потоков влаги могут играть морские заливы и проливы — Крестовая губа и Маточкин Шар на Новой Земле, бухта Анастасьи на побережье Корякского нагорья.

Уже при подходе к крупным горным системам воздушные влагоне- сущие потоки разделяются на струи увалами предгорий. Такова роль хр. Каратау и Чу-Илийских гор, примыкающих под косым углом к северному передовому склону Тянь-Шаня. Максимумы степени оледенения и аккумуляции располагаются в стороне от этих отрогов. В местах же примыкания отрогов оба показателя оледенения уменьшаются.

Камчатка.

По-видимому, сходное явление наблюдается на Камчатке при подходе влаги с Тихого океана. Роль разделителя потоков воздуха играют Командорские острова. Их положением можно объяснить изменение степени и высоты оледенения вдоль Срединного хребта. Возмущение потока воздуха малым островом, включая, по крайней мере, среднюю тропосферу, видно по рисунку облачности на космическом снимке района о-ва Буве, ’’след” от которого в высоких облаках тянется на снимке на сотни километров.

Широкие перевалы.

Так, струи влаги отсутствуют в верховьях долин Бзыби и Чхалты на Кавказе, не имеющих открытого выхода, а струя из низовьев Ингури не сворачивает на восток вместе с долиной этой реки, а продолжается вдоль ее притока Ненскры, оставляя относительно сухой Верхнюю Сванетию.
Влажные струи проникают не только вдоль долин, но и через широкие перевалы. К районам, находящимся непосредственно за такими перевалами, приурочены максимумы аккумуляции. Таковы на Кавказе истоки р. Уруштен (за перевалом Псеашхо), р. Малая Лаба (за перевалом Ашнха), р. Большая Лаба (за перевалом Санчаро).

Так, струи влаги отсутствуют в верховьях долин Бзыби и Чхалты на Кавказе, не имеющих открытого выхода, а струя из низовьев Ингури не сворачивает на восток вместе с долиной этой реки, а продолжается вдоль ее притока Ненскры, оставляя относительно сухой Верхнюю Сванетию.

Влажные струи проникают не только вдоль долин, но и через широкие перевалы. К районам, находящимся непосредственно за такими перевалами, приурочены максимумы аккумуляции. Таковы на Кавказе истоки р. Уруштен (за перевалом Псеашхо), р. Малая Лаба (за перевалом Ашнха), р. Большая Лаба (за перевалом Санчаро).

Крупнейшие ледники.

Другим мезомасшгабным свойством полей аккумуляции в горных ледниковых системах является их струйная структура. Гребни повышенной аккумуляции (’’струи”) приурочены к открытым для влажных потоков горным долинам. Примерами являются бартангская и ванчская струи на Памире, продолжающие воздушные потоки вдоль долин рек Шивы и Пйнджа из Афганистана. Ванчская струя питает крупнейшие ледники Памира — РГО, Медвежий и Абдукагор в верховьях долины Ванча и Федченко непосредственно за перевалом в этих верховьях. Интенсивность влажных струй в обращенных к влагопотокам долинах определяется открытостью входов в долины и прямизной самих долин.

Кавказский хребет.

Мезомасштабные контрасты аккумуляции и осадков вызываются поперечными к потокам влаги хребтами, создающими внутренние границы в пределах ледниковых районов. Такие разрывы в полях аккумуляции создают, например, Главный Кавказский хребет между верховьями Кубани и Ардона (разрыв около 100 г/см2), Гиссарский хребет (80 г/см2), Заалайский хребет (60—80 г/см2), Кызкурганский хребет в Центральном Памире (50 г/см2).

Ледниковые системы.

Градиенты на один или два порядка меньше, чем внутри ледниковых систем. В тихоокеанском вла- гопотоке на наветренных сторонах ледниковых систем аккумуляция от Корякского нагорья к хр. Черского снижается от 350 до 150 г/см2. Градиент составляет 1,5 мм/км, т.е. в 2 раза больше, чем в атлантическом потоке влаги. Последнее обусловлено гористым характером местности на Дальнем Востоке. Так же быстро иссушается атлантический влагопоток между Саянами и Кодаром.

Атлантические потоки.

Величины аккумуляции на соответствующих макросклонах убывают по потокам влаги от источников питания. В атлантических потоках аккумуляция на наветренных склонах ледниковых систем убывает в арктической зоне (от Новой Земли к Северной Земле) от 100 до 25 г/см2 (градиент 0,6 мм/км), в субарктической зоне (от Полярного Урала к Орулгану) от 250 до 150 г/см2 (градиент 0,4 мм/км), на севере умеренной зоны (от Алтая к Кодару) от 400 до 200 г/см2 (градиент 0,9 мм/км), а на юге (от Западного Кавказа до западной части Джунгарского Алатау) от 400 до 250 г/см2 (градиент около 0,6 мм/км).

Закономерность.

Следующей по значению закономерностью является наличие гребней в поле аккумуляции, соответствующих климатическим фронтам, — арктическому между Землей Франца-Иосифа и Новой Землей и северной ветви полярного — по западной и северной периферии гор Средней Азии до Алтая. Основной линии и южной ветви этого фронта соответствуют южные и юго- западные потоки влаги на Кавказе, в Гиссаро-Алае и на юге Памира.

Колебания.

Градиенты аккумуляции колеблются от 2,5 мм/км на Новой Земле до 30 мм/км в Срединном хребте и Гиссаро-Алае. Горизонтальные градиенты возрастают с увеличением протяженности горных систем по отношению к их поперечному размеру. На Срединном хребте Камчатки, Большом Кавказе, Гиссаро-Алае они выше, чем на Памире, и совсем малы на одиноких вулканических конусах.

Влияние орографии на осадки.

Влияние орографии на осадки, а тем более на аккумуляцию так велики, что различия внутри ледниковых систем (между наветренными и подветренными макросклонами) превышают различия между этими системами. Величина различий между наветренными и подветренными перифериями ледниковых систем растет вместе с высотой подстилающих горных массивов, отражающей их компактность. Эта разница составляет лишь 50 г/см  в горах с максимальной высотой около 1 км и достигает 350 г/см2 в горах с вершинами до 7 км.